Трамвай

Сон о возвращении

Последние несколько лет я перестала придавать большое значение своим снам. Они меня разочаровали, потеряли свою магию. Я стала к ним относиться как большинство людей, как к чему-то несущественному, обрывкам хоть и тяжелой, но все же настоящей жизни. Я даже забывала их смотреть. Я поняла, что они ничему меня не учат, а главное, никакими красотами и символами не могут помочь облегчить мое чувство вины. К тому же фразу Фрейда "Сновидения - это королевская дорога в бессознательное" я переосмыслила. Если раньше она вселяла в меня надежду на то, что в скором будущем я окажусь ни больше ни меньше в царских чертогах глубин своей личности, святая святых тайне мироздания, то теперь я думаю иначе - я поняла, что королевской является лишь дорога, а место, куда она ведет, вовсе не означает чего-то величественного, напротив, это может быть даже болото или хуже.

Но сегодня мне приснился очень хороший сон. Из повторяющихся, но концовка была удивительно счастливой. Ранее, в течение многих лет, мне снился учитель, который каждый раз, войдя в аудиторию и завидев меня, пускался наутек — так я расстраивала его своей нерадивостью и отсутствием хоть какого-либо проблеска таланта. От растерянности я не знала, куда себя деть, а чувство стыда было таким сильным, что я даже спустя несколько дней не могла избавиться от неприятного осадка. Годы шли, я становилась старше, старела, а учитель во сне оставался все тем же, было совсем неудобно приходить на занятия.

Но вот сегодня во сне он вернулся и провел, наконец, свой урок. Хочу сказать, что мне ничего не нужно от этого сна, я имею ввиду пользу (вообще раньше я снами больше любовалась, чем пыталась извлечь из них какое-либо нравоучение): я не жду резервов, которые мне иносказательно выразит сон, скрытого таланта или намека на призвание, хотя об этом раньше мечтала, я даже не надеюсь избавиться от чувства вины, пусть оно и должно вызывать во мне чувство стыда, поскольку, как говорят о нем некоторые психологи, оно — признак незрелости. Я знаю, что сон никак не связан с моей совестью. Но все равно чувство облегчения этот сон принес, и странно, просто от того, что вернулся учитель.
Трамвай

(no subject)

Из трагедии Эсхила “Ниоба” (о матери, потерявшей всех своих детей): “Что человек в несчастьи? Тень бессильная!” Прав ли Эсхил?  Провела эксперимент во время демонстрации, где в одном месте собирается много людей и где  наблюдение, разглядывание не кажется таким вызывающим, нарушающим границы другого действием. Обратила внимание, что внимание непроизвольно привлекается яркими, активными, по всей видимости,  демонстративными, лелеющими свою индивидуальность,  людьми. Дала себе задание специально фиксировать взгляд на тех, кого поначалу не замечаешь, на кого непроизвольно не обращаешь внимания, понаблюдать за ними,  поразмышлять. Это было очень трудно. Становилось скучно, внимание ослабевало, искало интересное. Все-таки взяла себя в руки, присмотрелась к лицам людей-теней. Действительно — очень печальные лица, безнадежно печальные, погруженные в себя, замкнутые, окаменевшие или с тревожным, блуждающим взглядом, обращенным куда-то внутрь и что-то там ищущим. Наверное, прав Эсхил. Незаметные люди потому такие незаметные, что очень несчастны,  что лишились чего-то очень важного в жизни, как Ниоба своих детей.  Впереди идет несчастье, следом незаметность и бессилие.
 

Трамвай

БОГ ДАЛ (БЫЛЬ ПРО АЛКОГОЛИКА)

У алкоголика всегда был цветущий вид и хорошее самочувствие. Даже его многолетнее питие не отражалась на его отменном от природы здоровье, настроение же от ежедневных возлияний все улучшалось. Что ты всегда такая злая?” – говорил он своей жене, укоряя ее за вечное недовольство пьяными выходками мужа. Жена была хуже: слабее, грустнее алкоголика. Вскоре она умерла. Муж пережил ее,  зятя, собственную дочь и внучку. Умер он в глубокой старости. “Надо же, бог дал такое здоровье! ” — хвастался алкоголик в кругу собутыльников.  – Всех пережил!”
   
Трамвай

ПИАНИНО (СКАЗКА ОБ АЛКОГОЛИКЕ)

Жил-был алкоголик. Он был неуравновешенным и злобным человеком, жену и дочь держал в постоянном страхе, распускал кулаки, ругался, годами молчал, создавая вокруг себя невыносимую атмосферу тревожного ожидания. “Пил, пью и буду пить”, — стращал он всю семью. От тяжелого характера отца в особенности доставалось дочери, мать же никогда не вступалась, наверное, потому, что боялась сама. Дочь ходила в музыкальную школу, и, хотя любила музыку, играла плохо, так как не обладала  необходимыми талантами. Чтобы заставить ее заниматься лучше, отец доставал ее ночью с постели и бил широким кожаным ремнем. Он даже повесил ремень на форточку, рядом с пианино, где занималась дочь, чтобы напоминать ей о возможных последствиях ее нерадения. Пианисткой дочь не стала, не сложилась и личная жизнь: муж пил, а дочь-наркоманка вскоре умерла. Отец дочери состарился, вперед отправив в мир иной свою жену. Забота об уходе за престарелым алкоголиком легла на плечи дочери. Однажды дверь в комнату отца открылась, и рабочие внесли пианино. Следом вошла дочь, она держала в руках ремень.
    
Трамвай

ВЕРНУТЬСЯ НА ЗЕМЛЮ ЕЩЕ РАЗ?


Вопрос, который я люблю задавать людям, звучит так: “Хотели бы вы вернуться на землю еще раз и прожить точно такую же жизнь?”. Большинство людей, используя сослагательную конструкцию, отвечает — да, но если бы. Например, человек говорит: “Да, но если бы у меня была не такая мать” или “Да, но если бы я родился в другой стране”. Здесь важно, что человек согласен был бы родиться снова, но при условии исключения негативного фактора. Если продолжить расспрос и попросить человека дать однозначный ответ, “безо всяких если”, то он, замолкает, часто не решаясь сказать ни “да“,  ни “ нет”. Человек не готов повторить лишения, не зная ради чего.


Однажды в интервью  К.Г. Юнг на вопрос, хотел бы он вернуться на землю еще раз,   ответил: “Если бы у меня снова был Боллинген*, я бы хотел вернуться”.  Условием возвращения Юнг назвал не отсутствие чего-либо, а присутствие — явленное, уже существующее. Юнг хотел бы вернуться ни ради работы, любви, детей,  путешествий, научных открытий,  мудрости, встреч с замечательным людьми, того, что составляет ценность большинства людей, по сути, от мира ему больше ничего не нужно, а ради башни. Он хотел бы вернуться к тому, что уже создал сам, к своей сокровенной постройке.  Не пренебрегая известным значением дома, как символа женского начала, прихожу к мысли, что  в башне Юнг воплотил мечту о недостижимой идеальной матери.  Он создал, сотворил, родил свою собственную символическую Мать, такой, какой у него никогда не было, но какой бы он хотел, чтобы она была, сотворил  по своему образу и подобию, в лоне которой хотел бы утешиться, ради которой хотел бы жить и под своды которой хотел бы вернуться отцом и ребенком одновременно.


Вернуться на землю еще раз?
Башня Юнга в Боллингене.jpg

_____________________________________________

* Боллинген — сакральное место обитания Юнга на берегу Цюрихского озера, дом, построенный им сами из камня в соответствии с его философией и смыслами, воплощение его яркой творческой индивидуальности.

Трамвай

ЗАКОН СИЛЫ

“Мне снилось, что лань, которую не подстрелили, просила прощения у огорченного охотника”. (Борхес “Книга сновидений”). Этому короткому фрагменту Борхес дает название “Вежливость”. Оно, по всей видимости, иронично.

Еще одна цитата: “Мне представлялось долгое, безвыходное страдание, мученичество, жертва, приносимая покорно, безропотно и напрасно. Мне казалось, что тот, кому принесена эта жертва, презирает ее и смеется над ней. Мне казалось, что я видела преступника, который прощает грехи праведнику” (Достоевский “Неточка Незванова”).

А вот еще любопытная мысль (не помню источник, но близко к тексту): творческому человеку следует просить дозволения у мещанина жить… на краю земли, ибо мир принадлежит мещанину.

Или вот письмо Корделии из “Дневника обольстителя” Кьеркегора, которое хочется привести целиком: “Йоханнес! Был богатый человек, у него было очень много мелкого и крупного скота; была бедная девушка, у нее была лишь одна овечка, которая ела из рук и пила из ее чаши. Ты был богатый человек, богатый всеми благами жизни; я была бедная девушка, у меня была лишь любовь моя. Ты взял ее, наслаждался ею... Ты принес в жертву своим страстям единственное, чем владела я; сам ты не пожертвовал ничем! Был богатый человек, у него было очень много мелкого и крупного скота; была бедная девушка, у нее было лишь сердце, полное любви! Твоя Корделия”.

Что это — закон жизни или исключение? Лучший умаляется перед худшим, высота (да, высота, но, увы, не сила) склоняется перед низостью — и все это для того, чтобы плохонько, но жизнь продолжалась?
Трамвай

МОЯ БИБЛИОТЕРАПИЯ В КАРТИНКАХ


Библиотерапия — слово, состоящее из biblio — книга и therapia — лечение; библиотерапия — это лечение книгой. Напрашивается аналогия с медицинским средством. Попробую представить книгу в образе аптекарского флакона. Беру фотографию сосуда, указываю автора книги, название, добавляю изображение,  которое соответствует смыслу произведения, выбираю ключевую мысль,  пишу “показания”, которые нахожу в самой книге (обычно произведение  содержит косвенные намеки на определенный тип адресата). Внизу обозначаю место, где можно “приобрести” библиотерапевтическое средство — “Аптека необыкновенных лекарств”.   Рядом — имя библиоаптекаря, то есть мое собственное.  Цель  этой работы: кратко,  образно познакомить с книгой, помочь с выбором  лекарства для души, вдохновить на чтение.

Сейчас приглашаю Вас  на небольшую экскурсию по моей аптеке. Приношу извинения за нечеткость слов на фотографиях, лучшего качества здесь добиться было невозможно. Но экскурсия носит ознакомительный характе, главное - идея.


Существо Недотыкомка на этикетке —  иллюстрация  Добужинского к произведению Ф. Сологуба “Мелкий бес”.

Collapse )

Трамвай

ПЬЕСА ПОД НАЗВАНИЕМ “РОД”

Не только в платоновском андрогине, соединением двух людей, мужчины и женщины, достигается полнота идеальной личности, но и в жизни одного рода, в сочетании поколений и их усилий, в разделении их “обязанностей” может осуществиться какая-то общая родовая задача, целостность которой символически представлена первым Адамом. Так один член рода может служить целью всего рода, смыслом, ради которого род движется и развивается в истории, оплотом, оберегающим род от разложения служением какой-то общей грандиозной задаче, другой – средством ее осуществления, третий – сердцем, душой рода, четвертый – ее головой, пятый может обладать определёнными специальными способностям, шестой – их компенсировать. Все участники этой родовой мистерии, этот коллективный организм, в совокупности выполняют одно великое деланье, начало которому в незапамятные времена положил его основатель. И не один участник пьесы под названием “Род”, не может знать, почему и для чего он играет свою роль до тех пор, пока пьеса не закончится и не упадет занавес.